Анекдоты от Марфы

Анекдоты от Марфы

— Розочка! Я тут в интернете прочитал, шо год переживут только те знаки гороскопа, у которых-таки есть рога — Овны, Тельцы, Козероги! А я Скорпион… Шо делать будем, Роза?! 

— Моня, не шкварчи, все шо смогла, уже сделала! Жить будешь долго и счастливо!

.Одесса. Дерибасовская.
— Товарищ еврей, который час?
— Если ви через двое штанов и кальсоны увидели, что я еврей, то посмотрите через жилетный карман на часы.

.— Рая, ты бы вернула мне ключи, мы же расстались! Вдруг ты вот так придешь неожиданно, а я cекcом занимаюсь!
— Не страшно, Сема. Я полторы минуты подожду.

— Софа, ты таки ищешь нового мужчину, не расставшись с предыдущим?!
— Хаечка, когда ты идёшь в магазин за новой обувью, так ты шо, идёшь босиком?

.Как говаривал старый портной Ефим Моисеевич: «Вам быстро или шоб рукава одинаковые?»

— Сема, я таки не пойму, почему поиск родственной души всегда сопряжен с беспорядочной половой жизнью?

— Доктор, соседи называют меня сумасшедшим, потому что я люблю сосиски.
— Ерунда какая, Яков Соломонович, я тоже люблю сосиски.
— О-о, тогда пойдемте, я покажу Вам свою коллекцию.

Звонок бывшей:
— Раечка, по телевизору сказали, что сегодня убили какую-то проститутку, поэтому я позвонил узнать, всё ли у тебя в порядке.

— Вы любите евреев?
— Нет, не люблю!
— Вы антисемит?
— Ну почему сразу антисемит? Я люблю евреек!

— Циля Львовна, у Марка Давидовича действительно перелом кисти правой руки.
— Доктор, ви таки что-то скрываете, я готова к самому страшному… Скажите, он сможет мыть посуду?

Двое нищих встречаются на улице.
— Ты знаешь, я сейчас был у барона Ротшильда.
— Сколько тебе дали?
— Один франк.
— Всего?
— Ша, по-моему, у Ротшильда дела сейчас идут неважно. Я сам видел, как две его дочери играли на одном рояле.

— Леонид, шо Вы делали с тремя ассистентками в лаборантской?
— Ничего…
— Почему тогда на Вас кролик смотрит с таким уважением?!

 

— Не надо делать мне как лучше! Оставьте мне как хорошо!

— Сарочка, у мужчины сердце не единственный орган, которому не прикажешь…

ТАЙНА РОЖДЕНИЯ ПРОРОКА

ТАЙНА РОЖДЕНИЯ ПРОРОКА

 
Среди автоиллюстраций к поэме “Домик в Коломне” есть и рисунок фамильного дворянского герба Пушкиных в зеркальном отражении. Герб перечёркнут по диагонали лентой, означающей незаконорожденность (бенд-синистр).
 
Ведь мать Пушкина, Надежду Осиповну звали в обществе “прекрасной креолкой”, как говорят, за её жёлтые ладони. Креолы — это смесь русских с алеутами или индийцами.
 
Но она не была негритянкой, а была белокура и голубоглаза потому, что мать её, урождённая Пушкина, будучи замужем за арапом Осипом Ганнибалом, любила индуса-соседа Визапура по имению, а родила от Ганнибала.
 
Ганнибал, увидев, что дочь была не смуглой и не чёрной, бросил навсегда жену с 3-месячной дочерью Надеждой Осиповной.
 
В те годы даже ходили в свете стихи, где рифмовались слова про бабку Пушкина — Дура и Визапура.
 
Цыгане являются ветвью индийских народов. Ведь не зря Пушкин писал о цыганах и жил 2 недели в их шатрах, имел волнистые цыганские волосы, а не негроидные курчавые.
 
Стоит задуматься над истинной родословной Пушкина. У людей есть понятие ТЕЛЕГОНИИ: любит одного, а живёт с другим. Однако ребёнок похож на любимого.
 
Только сейчас генетики, проделав опыт с животными, установили, что лошадь, которую хотели оплодотворить самцом-зеброй, не рожала никого, но через 10 лет вдруг родила от породистого самца-коня прекрасную зебру.
 
Генетики утверждают, что в роду, где вклинился хотя бы один негр, должны быть повторы негров, хотя бы в 8-м колене, но этого не произошло. Значит, Пушкин имеет родственную русским кровь — кровь индийскую, т.к. они развивались по модели России женского рода в противоположность арабам и европейцам.
 
Видимо потому-то Пушкин написал в стихотворении “Отцы пустынники и девы непорочны” молитву Сирина по индийской монаде (т.3, с.421):
Владыко дней моих! Дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей –
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.
 
Словообразы “Дух праздности – унылой – любоначалия – празднословия – прегрешенья” отразились зеркально в “осужденья – смирения – терпения – любви – целомудрия”.
 
Теперь только стало понятно — род Ганнибалов для Пушкина служит, как для ребёнка кормилица, но не мать-роженица. Однако Пушкин тактично не “выметал сор из избы”, зная, что придёт время, и оно рассудит. Однако, в “Примечаниях к Цыганам”, написанных в 1824 г., Пушкин писал: “Долго не знали в Европе происхождения цыганов… доказано, что цыгане принадлежат отверженной касте индийцев (в Южной Индии – авт.), называемых Пария. Язык и то, что можно назвать их верою, — даже черты лица и образ жизни верные тому свидетельства”.
 
Знак герба Пушкиных с лентой по диагонали, явное доказательство того, что Пушкин был Пророком, ясно видящим свою родословную от древнего индийского племени цыган.
 
Ты пишешь: „на брегах Тавриды
Овидий в ссылке угасал…»
……………………………………
 
Но с кем же мне себя сравнить?
Нет, не Овидий, я носатый…
Орфей и Тасс… уж так и быть!
Среди неистовых Цыганок,
 
Я, как Орфей, в толпе Вакханок…
Или другое произведение: КНЯГИНЕ З. А. ВОЛКОНСКОЙ
 
Среди рассеянной Москвы
…………………………………
 
Внемли с улыбкой голос мой,
Как мимоездом Каталани
Цыганке внемлет кочевой.
ЦЫГАНЫ.
 
Завтра с первыми лучами
Ваш исчезнет вольный след,
Вы уйдёте — но за вами
Не пойдёт уж ваш поэт.
***
 
Так старый хрыч, цыган Илья,
Глядит на удаль плясовую,
Под лад плечами шевеля,
Да чешет голову седую.
***
 
Колокольчики звенят,
…………………………….
 
А цыганочка то пляшет,
………………………….
 
“Я плясунья, я певица,
Ворожить я мастерица”.
***
 
Зачем я ею очарован?
Зачем расстаться должен с ней?
Когда б я не был избалован
Цыганской жизнию моей.
***
 
БРАТЬЯ РАЗБОЙНИКИ
 
Здесь цель одна для всех сердец —
Живут без власти, без закона.
Меж ними зрится и беглец
С брегов воинственного Дона…
И рыжий финн, и с ленью праздной
Везде кочующий цыган!
***
 
ЦЫГАНЫ
 
Веду я гостя; за курганом
Его в пустыне я нашла
И в табор на ночь зазвала.
Он хочет быть как мы цыганом;
Скажи мне, что такое слава?
Могильный гул, хвалебный глас;
Из рода в роды звук бегущий?
Или под сенью дымной кущи
Цыгана дикого рассказ?
Он, прежних лет не помня даже,
К бытью цыганскому привык.
Медведь — беглец родной берлоги,
Косматый гость его шатра,
Убийца страшен был лицом.
Цыганы робко окружали
Его встревоженной толпой.
Где старый наш орёл двуглавый
Ещё шумит минувшей славой,
Встречал я посреди степей
Над рубежами древних станов
Телеги мирные цыганов,
Смиренной вольности детей.
За их ленивыми толпами
В пустынях часто я бродил,
Простую пищу их делил
И засыпал пред их огнями.
 
П.К. Мартьянов писал в записной книжке: “О Пушкине тогда говорили много. Однажды кто-то сообщил, что он приезжает иногда в Грузины слушать цыган, и добавил: «цыгане — его стихия»” (Из записной книжки. Истор. Вестн., 1884, № 9, 558 – 591).
 
Нащокина, жена друга Пушкина рассказывала: “Пушкин… любил цыганское пение, особенно пение знаменитой в то время Тани (Пушкин в воспом. совр.,1998, С.-Пб. т.2, с.239).
 
Цыганка московского цыганского хора 20-летняя Татьяна Дмитриевна Демьянова вспоминала: “И стал он с тех пор (с нового года – НШ) к нам часто ездить, один даже частенько езжал, и как ему вздумается — вечером, а то утром приедет. И всё мною одной занимается, петь заставит, а то просто так болтать начнёт, и помирает он, хохочет, по-цыгански учится.
 
А мы все читали, как он в стихах цыган кочевых описал. И я много помнила наизусть и раз прочла ему оттуда и говорю: «Как это вы хорошо про нашу сестру, цыганку, написали!» А он опять в смех: «Я, говорит, на тебя новую поэму сочиню!» (Пушкин в воспом. совр, 1998, С.-Пб., т.2, с.247).
 
ОБЛИК ПУШКИНА
 
В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ
 
Существует неверный взгляд на Пушкина, как потомка Ганнибала, имеющего черные волосы, смуглую кожу и негроидное лицо. Это не соответствует действительности, ибо есть воспоминания современников, опровергающие этот ложный взгляд. Поэтому, прежде, чем понять и принять Пушкина как Пророка, историка и учёного-циклиста, надо хорошо представлять его внешний облик.
 
П.И. Бартенев рассказывал о том, как дядя в 1811 году “вместе с 12- летним племянником посещал московского приятеля своего, тогдашнего министра юстиции Ивана Ивановича Дмитриева; раз собираясь читать стихи свои, вероятно вроде Опасного соседа, он велел племяннику выйти из комнаты: резвый БЕЛОКУРЫЙ мальчик, уходя говорил со смехом: ” Зачем вы меня прогоняете, я всё знаю, я всё уже слышал”.
 
Стихотворение Пушкина 1814 г. “Mon portrait” (Мой портрет, т.1, с.69) переводится с французского приблизительно так:
 
Я молодой повеса…
Ещё на школьной скамье;
Не глуп, говорю, не стесняясь,
И без жеманного кривлянья.
У меня свежий цвет лица, русые волосы
 
И кудрявая голова.
После 3-х недельной перенесённой смертельной болезни (гнилостная горячка типа тиф) в 1919 г., когда врачи отказались гарантировать его выздоровление, он почти год ходил лысым в парике. Затем волосы чуть потемнели.
 
10.3.1821 г. — Молодой офицер В.П. Горчаков. Дневник: “Наружность его весьма изменилась. Фес (шапочка) заменили густые тёмно-русые кудри…” (Пушкин в воспом. совр., 1998, С.-Пб. т.1, с.261).
 
В.Б. (В.П. Бурнашев) писал: “Вдруг неожиданно и неприметно вошёл в комнату небольшого роста господин, с длинными, курчавыми, растрёпанными тёмно-русыми волосами…” (Из воспоминаний петербургского старожила. Заря, 1871, № 4. стр. 23).
 
Фрейлина двора А.Смирнова-Россет записала в дневнике: “Я увидела, что вошёл незнакомый молодой человек, невысокий…
 
У него голубые глаза с серым оттенком; когда зрачки расширяются, то глаза кажутся чёрными. Его волосы вьются, но они не чёрные и не курчавые (т.е. не тонкорунные, как у негра). Зубы — поразительной белизны, и, когда он смеётся, все они видны. Губы полные, но не очень толстые. В нём ничего нет негритянского.
 
Воображают, что он непременно должен походить на негра… у него были правильные черты, лицо длинное и сухое, выражение жёсткое, но интеллигентное. Софи Карамзина говорила мне, что Пушкин до 18 лет был блондином и потемнел уже позже. Его мать белокурая, но ничем не напоминала негритянку. Его брат и сёстры не брюнеты и не смуглые” (Записки А.О. Смирновой, урождённой Россет, МР, 1999, с.29).
 
Вот как восприняла в 1828 г. Анна Оленина знакомство со знаменитым поэтом: “Бог, даровав ему гений единственный, не наградил его привлекательной наружностью. Лицо его было выразительно, конечно, но некоторая злоба и насмешливость затмевали тот ум, который виден был в голубых или, лучше сказать, стеклянных глазах его”. (Воспоминания, т.2).
 
В.А. Нащокина, жена друга Пушкина рассказывала: “Пушкин был невысок ростом, шатен (тёмно-русые, каштановые волосы), с сильно вьющимися волосами, с голубыми глазами необыкновенной привлекательности. Это были особые, поэтические задушевные глаза, в которых отражалась вся бездна дум и ощущений, переживаемых душою великого поэта. Других таких глаз я во всю мою долгую жизнь ни у кого не видала” (Пушкин в воспом. совр.,1998, С.-Пб. т.2, с.235).
 
27.9.1832 г. — писатель И.А. Гончаров вспоминал: “Черты его лица врезались у меня в памяти (“матовое, суженное внизу, с русыми бакенами и обильными кудрями волос” (Кони А.Ф. СС, М.,1968, т.6, с.295-296).
 
Бывший студент вспоминал: “с чрезвычайно оригинальной, выразительной физиономией, осенённой густыми, курчавыми, каштанового цвета волосами, одушевлённой живым, быстрым, орлиным взглядом” (Ведом. СПб. городской полиции, 1848, № 235).
 
Нащокины вспоминали Бартеневу: “К концу жизни у него уже начала показываться лысина и волосы его переставали виться” (Пушкин в воспом. совр., т.2, с.231).
 
“После смерти Пушкина Жуковский прислал моему мужу серебряные часы покойного, …и локоном белокурых волос!!!…” — вспоминала В.А. Нащокина в “Рассказах о Пушкине”.
 
Осенью 1836 г. сестра Витте Ек.А — Елена: «Я воображала его чёрным брюнетом, но его волосы не темнее моих» (Рус. стар, 1836, т.51. с.353).
 
16.1.29 г. — воспитанница Вульфов, “поповна” Синицына Е.Е. вспоминала: “Пушкин был очень красив; рот у него был очень прелестный, с тонко и красиво очерченными губами и чудные голубые глаза. Волосы у него были блестящие, густые и кудрявые …” (Пушкин в воспом. совр.,1998, С.-Пб. т.2, с.89).
 
Поэт-офицер М.В. Юзефович вспоминал: “Как теперь вижу его, живого, простого в обращении, хохотуна, очень подвижного, даже вертлявого, с великолепными большими, чистыми и ясными глазами, в которых, казалось, отражалось всё прекрасное в природе, с белыми, блестящими зубами, о которых он очень заботился, как Байрон.
 
Он вовсе не был смугл, ни черноволос, как уверяют некоторые, а был вполне белокож и с вьющимися волосами каштанового цвета. В детстве он был совсем белокур, каким остался брат его Лев. В его облике было что-то родное африканскому типу; но не было того, что оправдывало бы его стих о самом себе:
 
Потомок негров безобразный.
 
Напротив того, черты лица были у него приятные, и общее выражение очень симпатичное. Его портрет, работы Кипренского, похож безукоризненно.
 
В одежде и во всей его наружности была заметна светская заботливость о себе. Носил он и у нас щегольской чёрный сюртук, с блестящим цилиндром на голове; а потому солдаты, не зная, кто он такой, и видя его постоянно при Нижегородском драгунском полку, которым командовал Раевский, принимали его за полкового священника и звали драгунским батюшкой” (Пушкин в воспом. совр., 1998, С.-Пб., т.2, с.105).
 
1832 г. — С.Л. Левицкий-отец (1819 г.р.), фотограф императорского двора (в передаче С. Либровича): “Я знал Пушкина в 1832 году и лицо его запомнил хорошо, тем более, что лицо Пушкина было такое характерное, что оно невольно запечатлевалось в памяти каждого, кто его встречал… Когда же мне впервые показали акварель (П.Ф ) Соколова (рисована в 1830 г.), я сразу сказал: «это единственный настоящий Пушкин» (Пушкин в портретах. СПб., 1890, стр. 42).
 
1836 г. — Будущий писатель И.А. Гончаров был тогда студентом и вспоминал: “С первого взгляда наружность его казалась невзрачною. Среднего роста, худощавый, с мелкими чертами смуглого лица. Только когда вглядишься пристально в глаза, увидишь задумчивую глубину и какое-то благородство в этих глазах, которых потом не забудешь. В позе, в жестах, сопровождавших его речь, была сдержанность светского, благовоспитанного человека. Лучше всего, по-моему, напоминает его гравюра Уткина с портрета Кипренского. Во всех других копиях у него глаза сделаны слишком открытыми, почти выпуклыми, нос выдающимся — это неверно. У него было небольшое лицо и прекрасная, пропорциональная лицу, голова, с негустыми, кудрявыми волосами” (Пушкин в воспом. совр., 1998, С.-Пб., т.2, с.251).
 
Историк-пушкинец В.М. Лобов
 
PS Вы конечно обратили внимание на стихотворение в рисунке. Конечно Пушкин его не писал, а теперь задумайтесь, зачем люди выдают это под его авторством? Почему?