Медведь. Глава первая. Мне хотелось защитить тебя

Глава первая. Мне хотелось защитить тебя

Андрей Сергеев

В четыре утра проснулся Медведь. Сергей запомнил это время, ему не спалось. Он купил жевательную резинку и кока-колу. Одну банку дал Медведю, сам сел рядом с ним. Медведь предложил пойти на свежий воздух, он молча кивнул, и они вышли.
Познакомились они с ним недавно. Медведь перевелся почти под конец обучения и был молчуном, может, поэтому его так и прозвали. Плечи его были настолько широки, что куртка, в которую он был одет, казалось вот — вот лопнет, руки немного спускались вниз и были большими, что одной ладошкой он мог бы закрыть голову Сергея. Однако при всем, он был гармонично сложен, нескрываемая красота выделяла его среди всех остальных однокурсников. Сергей шел и думал, надо же, ему никогда в голову не приходили такие мысли. Он идет и любуется им. Именно любуется: его походкой, слушает его голос. Он уже не улавливал, что Медведь говорил конкретно. Где он учился, почему перевелся, как ему это удалось. Он был заворожен его крепким голосом и силой, которая исходила от него. Опомнился Сергей только тогда, когда Медведь взял его за плечо.
— Что с тобой? — спросил он.
— Нет ничего, я просто задумался, — сам же покрылся капельками пота, хотя на улице было свежо и даже холодно. Они с ним оказались под какой-то аркой или навесом, там было практически темно, Медведь повернул Сергея к себе.
— Ты весь дрожишь, надо идти в аэропорт. Сергей резко отказался, сверкнул глазами, как молнией, и вырвал из себя:
— Это ты виноват!
— Что?
— Да, ты…
— Почему? — он улыбнулся, приблизился к нему, потом еще шаг и плотно прижал его к стене. Сергей резко — как мог, двинулся, но его рука была настолько крепка, что он оказался, практически, в его объятиях. Не оставалось что-либо делать, он сник, но продолжал смотреть ему в глаза.
— Что случилось? Я что-то сделал не так?
— Нет, все так…
— Тогда почему ты дрожишь? — его голос не был ироничным или грубым, наоборот он говорил, понимая, что в чем-то виноват, но не осознает, что именно он сделал. В это время мимо их проехала машина и осветила. Медведь загородил Сергея собой, как юноша загораживает девушку от любого, чтобы никто ее не увидел. Сергей рассмеялся и сказал ему об этом. Медведь смутился. Это чувствовалось, хотя не было видно, что он покраснел. Он стал, что-то говорить, но Сергей не слышал его, так как в это время проезжала машина, Сергей то ли машинально, то ли по другим каким-то причинам сам к нему прижался как бы по инерции, чтобы он загородил его. Медведь улыбнулся и сказал:
— Мне хотелось защитить тебя.
— Я же не девушка, — оба засмеялись, но продолжали стоять так несколько минут.
— Нас могут искать, — сказал Сергей.
— Медведя это почему-то взбесило, он сразу стал сердитым, даже злым. Сергей впервые видел его таким раздраженным.
— Еще много времени до самолета, и вообще, мы взрослые, что хотим то и делаем, — смущенный Сергей только кивнул в ответ, но ему стало не уютно.
— Так почему я виноват, — в голосе звучала, какая-то слабость и неуверенность.
— Я не буду отвечать тебе.
— Пожалуйста, ответь… Поговори со мной… Он опустил руки, Сергей отошел от него. Он не двигался с места.
— Три с лишним года я следил за тобой, — раздался уже голос без эмоций. — Потом я сделал все возможное и невозможное, чтобы перевестись именно к вам на курс. Теперь мы летим вместе на семинар, в штаты. Я сделал так, чтобы мы были в одной группе, я предложил тебе выйти на улицу. Стоило оказаться нам только вдвоем… я не смог сдержать себя, позволил то, что было все это время только в моих мечтах — я обнял тебя. Сергей ловил мысли, но они убегали и вновь появлялись: «Что он говорит? Мне не понятно. Чтобы он, Медведь! Вдруг говорит о том, что он мечтал все это время меня обнять! Такой сильный крепкий. Настоящий Геракл…»
— Прости меня…
— За что? — спросил Сергей, хотя сам ничего не понимал в том, что произошло.
Шла регистрация. Декларация легла на стол таможенника. Когда подошла очередь Сергея, офицер спросил:
— Хорошо ли Вы знаете английский?
— Он спокойно ответил:
— Да.
— Как сказать на английском: «нельзя»?
— It is impossible. Офицер улыбнулся. Видя, что парень чем-то взволнован, опыт подсказал, что это не связано с нарушениями таможенных и пограничных правил, а скорее с личными волнениями и переживаниями. Он быстро проговорил, что слова «нельзя» в английском не существует, а «It is impossible» можно перевести только как «невозможно». Сергей пожал друзьям руки и пошел сдавать багаж. Потом был спец. контроль.
— Цель вашей поездки? — улыбаясь, спросила молодая девушка. Он долго думал и в итоге, не зная, как это будет по-русски, произнес:
— Summer Research Program. Она на него посмотрела, сделала пометки и дала в руки документы. Это была последняя русская, с которой они говорили.
Летели в самолете Swiss Air. Молодой стюард все суетился и улыбался: «Булочки, напитки. Не хотите ли воды?». Сергей встал и направился в сторону туалета. Проходя мимо Медведя, он обратил внимание, что тот сидит один в ряду. На обратном он подошел к стюарду и спросил:
— Могу ли я пересесть на свободное место?
— Куда Вы хотите пересесть?
— Вот на это место, — он стал показывать рукой свободное место возле Медведя, в это время их взгляды встретились.
— Да конечно! — сказал стюард и направился по своим делам. Ни говоря, ни слова он взял свои вещи и сел рядом к Медведю.
— Не помешаю? — немного грубовато, но не по-хамски произнес Сергей. Он ничего не сказал, только улыбнулся. Прошло несколько минут.
— Ты так и будешь молчать? — не выдержал Сергей.
— Почему же? Я всегда рад с тобой поговорить, однако ты сам прекратил наши отношения.
— Ничего я не прекратил, давай не будем заниматься пререканиями.
— Давай, — он улыбнулся и вдруг взял его за руку. Рука Сергея не отдернулась, он смотрел на него и думал: «Его глаза наполнены радостью, какого-то необъяснимого тогда состояния. Я вижу в них безмолвное небо и бескрайний океан, в то же время я слышу пение птиц, падающие звезды; мне всегда хотелось загадывать самые дивные желания под эти звезды, я поймал себя на мысли, что мне хочется к нему прижаться. Про себя загадал желание». Сергей стремительно одернул руку и отвернулся от него. Наклонившись, нашел в рюкзаке книгу и уткнулся в чтение Бальзака.
– Извини. Это был голос Медведя. Сергей, по-видимому, не узнал его совсем, даже посмотрел по сторонам. Потом на него, увидел совершенно другого человека. Он не был уже таким большим Гераклом, хотя оставался им. Сергей видел в нем юношу, который вот-вот проронит слезу, испугавшись, что он именно сейчас это и сделает, он взял его руку, со всех сил, что у него были, сжал и сказал:
– Все нормально! — улыбнулся и стал читать, не выпуская его руки.
Они подлетали к аэропорту. Виднелись красные черепичные крыши домиков Цюриха! Приземлились. Рейс на Нью-Йорк надо было ждать еще 5 часов. Медведь подошел к Сергею и сказал, что он нашел бесплатный интернет.
— Представь себе, инетрнет во всем мире за пределами России — бесплатный! Они пошли. Это оказалось небольшое интернет-кафе. Он заказал на двоих, и что-то выпить. Сергей сразу сел за компьютер, послал письма всем, кого знал. Времени было предостаточно. За соседним компьютером сидела женщина, что-то бойко печатала и искала в сети. Медведь сел рядом с Сергеем.
– Теперь ты пиши письма, а я пока поем, — сказал Сергей и улыбнулся Медведю. Он встал, что бы пересесть в кресло, а Сергей словно нарочно оставался сидеть в нем и поднял голову, чтобы увидеть его. Медведь положил руку на плечо Сергею и сказал:
– Забудь все, что я тебе говорил. Да и писать мне некому, а тем, кому можно написать — не хочу…Он повернулся и пошел.
— Ты куда? Сергей был испуган его поведением. — Никуда. Я сейчас сигареты куплю.
— Ты же не куришь!
— Бросил, когда встретил тебя. Он остановился, Сергей встал и подошел к нему. В этот момент встала женщина. Сергей покрылся холодным потом. Он подумал, что они говорили в слух при ней, что она могла все понять. Моментально он спросил ее:
– Exuse me, do u speak Russian? Она замотала головой, улыбнулась и пошла. Принесли заказ. Сергей не хотел молчать и в то же время не находил тем для беседы.
– Я пойду расплачусь, погоди минутку, — сказал Медведь и отошел к барной стойке. Сергей повернулся к компьютеру. Он сидел и перебирал в голове все, что его в данный момент нагнетало: «Меня это не беспокоит, что та женщина что-то поняла. И пускай понимает, пусть все понимают, что этот человек мне дорог!». От этих мыслей Сергей сам ошалел, стал каким-то другим.
— Ты что набираешь? — спросил Медведь…
— Что?
— Так посмотри! Он улыбался, и в его улыбке Сергей готов был утонуть, она освещала все вокруг, его глубина глаз была в этот момент наваждением. Он сам был Божеством. Сергей не мог понять, что с ним происходит. Радость, тепло разливающееся по всему телу, не было страха и неловкости, он сидел рядом, и вспомнил слова «Мне хотелось защитить тебя». Неведомые ранее чувства. Просто не понимал себя, не было плохо или хорошо, было иное. В этот момент в кафе пришли Макс с Ириной и направились к ним.
— Так ангелочки-голубочки, вот вы где! — пропищала своим высоким голосом Ирина.
— Мы вас потеряли! — вторил ей Макс — Игорь Петрович уже хотел посылать за вами поисковую группу, но ни кто не согласился.
— Прямо без интеренета не можете обойтись! А заказали-то сколько всего! Кофе какой дорогой, по три бакса за чашку!
— Ну и что!? — удивленно спросил ее Сергей. — В Штатах оно примерно столько и стоит. И я уверен, что за время нашего пребывания здесь, еще не раз будем вынуждены его себе позволить. — А что ты за двоих отвечаешь? — назойливо вставила Ирина
— Почему за двоих? Я и за тебя тоже ответил! — не растерялся Сергей.
Опять регистрация, опять всех расспрашивали: что, кто, куда везет, с кем спит, что ест. Всякие декларации, цель визита. Наконец-то прошли в самолет. Сергей летел рядом с каким-то немцем. У него английский был еще хуже, чем Сергея. Но он был не особо разговорчив, как, впрочем, наверное, и все немцы. На сей раз русских в самолете не было слышно. Наверное, остались в Цюрихе. Стюардессы и стюарды говорили на всех языках мира, но только не на русском. Летели они долго, более 8 часов. Это время Сергей не спал, его мысли были заполнены только одним человеком. Он смотрел в иллюминатор, на стюардесс и стюардов. Умирал от скуки и от злости. Его всего распирало, о того, что не было возможности сесть рядом с Медведем, который сидел в ряду с Максом и Ириной.
Приземлились. Офицер таможни определил, что Сергей может ступить на американскую землю. Следом за ним проверяли все у Медведя. Предстоял рейс до Вашингтона.
— Ты наверно другими глазами смотришь на меня, — начал разговор Медведь и закурил. Сергей спокойно взял у него сигарету и стал сам затягиваться, однако, никогда не куря, сразу закашлял, рассмеялся.
— Я не буду больше курить, — сказал Медведь.
— А зачем начал? — продолжая кашлять, спросил Сергей.
— Что произошло? Почему это я на тебя буду смотреть другими глазами?
— Из-за того, что ты узнал…
— Да, скорее всего я буду смотреть на тебя другими глазами — потому, что ты дурак! Если ты не видишь человека, который рядом с тобой!
— Это как?
— Да вот так! Еще вчера я не мог себе представить то, что со мной случилось за последние часы. Я просто никогда не думал об этом. А расскажи-ка, почему же ты все же перевелся в наш институт?
— Сергей стал слегка грубить, повел себя с сарказмом, что у самого вызвало отвращение.
— Прости, я не хотел тебя обидеть. Он стоял и молчал. Сергей не находил больше слов. Ему нечего было сказать после того, что было сказано. Он просто хотел просить у него прощения, как ни странно хотелось, чтобы он опять его спрятал своим могучим телом от всех тех, кто бродил в сквере. От Макса и Ирки, которые как назойливые мухи появились в сквере, но сейчас Сергей обрадовался этому потому, что не знал, что делать, а писклявый голосочек Ирки расставил все на свои места:
— Ой, а вы знаете, что мы летим разными рейсами? Вы первыми летите, а мы только через 10 часов, сейчас нас повезут в гостиницу.
— Почему? — спросил Сергей.
— Потому, что нет билетов на этот рейс.
— Так у нас у всех же были куплены?
— Да, но они на посадку, в общем, не понимаю я в этом ничего, нам сказали, что с Игорем Петровичем летите вы.
— Ну ладно, — прогудел Макс, — встретимся еще, не на годы же прощаемся, — он улыбнулся взял Иру под руку и они пошли дальше. Сергей остался с Медведем опять наедине. Молчание продолжилось. Каждый хотел начать, но никто на этот раз не начинал разговор. Они шли все дальше от аэропорта, не смотря друг на друга. Медведь, вытащил сигарету, посмотрел на нее и выкинул, предварительно смяв. Сергей засмеялся и посмотрел прямо в глаза Медведю.
— Прости меня. — пробубнил почти себе под нос Сергей, но не отводил глаз от Медведя.
— Прощаю. Слегка приблизившись к нему и нахмурившись, сказал Медведь.
— Тогда улыбнись, что бы я понял, что ты не держишь обиду.
— Не держу я, не держу! — почти смеясь и в полный голос, сказал Медведь, тем временем оказавшись вплотную к Сергею.
— Я хочу есть.
— Я тоже. — Они повернули обратно к аэропорту и быстро направились в здание. В этом самолете они оказались втроем. Игорь Петрович сразу сел и устроился спать, им сказали, что это двадцатиместный самолет, в этом и была причина отсутствия мест. Сергей сидел с Медведем в самом последнем ряду, причем с правой стороны не было ряда, там было что-то типа служебных отсеков. Маневры в воздухе этого самолета были потрясающими. Такое ощущение, что это не самолет, а воздушный шарик, которому все равно, каким боком лететь. В один из виражей Сергей чуть было не подлетел и руками схватился за Медведя, он спокойно, как ни в чем не бывало, сильными руками, удержал его. Сергей решил, что если не заснет, то сойдет с ума. Он положил голову на плечо Медведя и закрыл глаза. Медведь опустился в кресле немного ниже и Сергей почувствовал, как бьется его сердце. Сергей спал. Нежная рука соскользнула по щеке и разбудила его.
— Мы прилетели, — улыбнулся Медведь, — сейчас будем выходить. В 21.30 по местному времени они оказались в аэропорту. Брюс — профессор, который, собственно, все это и затеял, встречал их. Он особенно был рад Медведю. Спросил его о родителях, сказал, что Медведь будет жить у него. Медведь отказался и попросил не отделять его от остальных. Брюс согласился и сказал, что предполагал, что тот откажется, но на выходные он ждет его у себя дома. Вы сможете вместе жить в одном номере? — спросил Игорь Петрович по приезду в гостиницу.
— А что такое? — спросил его Медведь.
— Да конечно! — парировал Сергей.
— Вот и отлично, а то нам дали несколько номеров на двоих. Он пошел оформлять дальше документы, а Медведь смотрел на меня и задавал немым видом вопрос.
— Я что-то не так сделал? — не вытерпел Сергей и спросил его, но без тени юмора, а именно по-дружески.
— Нет, почему, же, но…
— Никаких «но»! И вообще давай условимся: ничего не произошло такого, что может помешать нашим дальнейшим отношениям! Хорошо?
—  Хорошо. — сказал Медведь как нашаливший ребенок. Проспали почти до девяти утра, выпили по чашке кофе и поехали в Саракуз.
01 июня 2001 г.

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

error: Content is protected !!