Медведь. Глава вторая. Ревность

Глава вторая. Ревность

— Нет, но они опять вместе! — визжала Ирка, Макс шел рядом и только улыбался, — вы представьте, они все время вместе, а главное в номере поселились вдвоем!
— Да ладно тебе! — получается из твоих выводов, что все мужики, проживающие в гостиницах вдвоем — гомосеки! — он снова улыбнулся и затянулся, выпуская дым, продолжил. — Нормальные парни, с вами девками на самом деле с ума сойдешь от вашей болтовни.
— А что тебе моя болтовня не нравится? — пролепетала Ирка и понуро посмотрела на Макса.
— Да незачем обсуждать то, что не касается тебя! Сплетнями это называется, — он обнял ее, затушил сигарету. Они еще долго целовались, гуляли потом пошли в номер.
Макс не спал, он услышал тихое сопение Ирины. Конечно, он любил ее, но в ней раздражало ее вездесущность. «Для чего ей отношения Сергея и Медведя», — подумал Макс. Однако, эта мысль не давала покоя и ему: он не первый раз видел, их вместе, — «Сергей такой стройный красивый парень и девчата всегда возле него, а он все больше с парнями. Нет, конечно, в тренажерном и в сауне не будешь с бабами, но кино, театр, разве нельзя сходить с какой-нибудь девушкой, он все время с Медведем и этот тоже бугай, всегда так, и норовит быть возле Сергея, а ну их». Он повернулся, закурил сигарету, включил бра и стал читать недочитанную книгу. «Может и во мне есть, что-то от голубизны…» Он отмахнулся от этой мысли, повернулся на бок и стал думать о том, как завтра проведет время. Ему еще нужно было купить некоторые вещи, домашние просили.
Утром Ирина, приготовила кофе, сделала заказ в номер и пошла в душ. Макс уже не спал, но не хотел вставать, он не открыл глаза, когда Ирина поцеловала его. Они уже знакомы шесть лет с самого детства. Вместе учились в школе, вместе потом в ВУЗ поступили. Теперь вместе учатся в аспирантуре, на одной работе. Работают, все хорошо, но что-то не дает покоя Максу в последние дни. Он опят вспомнил о разговоре про Медведя и Сергея. Ему стало муторно на душе. Вдруг он представил как Сергей…, да даже думать не хотелось на эту тему. Он не открывая глаз, потянулся за сигаретами и обронил, стоявший на тумбочке стакан, вспомнил, что вчера принес его, чтобы выпить, да так и не выпил, заговорились, он уснул. Вода разлилась по всему коврику и почти сразу впиталась. Все что-то не так…
— Макс, ты проснулся! — Вот и хорошо сейчас пить кофе будем. В это время постучали. — Да, кто там? — прозвенела Ирина.
— Я открою, — накидывая халат, сказал Макс.
— Good afternoon! — подчеркнуто вежливо сказал молодой человек, еще не успев войти в номер, Макс как-то даже одернулся, когда увидел его — этот был просто как из сказки: высокий стройный красивый в черно-блестящем костюме и смотрел на Макса испытывающим взглядом.
— Проходите. — Грубо произнес Макс, на чисто английском языке, он терпеть не мог американский. — Оставьте, я все сам сделаю дальше! — Макс достал какую-то металлическую монету, не разобрал какая, сделал жест показывающий, что он готов закрыть за ним дверь. Прислуга не торопился уходить, так же улыбаясь, протянул Максу конверт.
— Что это? — удивленным тоном спросил Макс.
— Это Вам — с неисчезающей улыбкой на американском диалекте произнес молодой человек и направился к выходу.
— Что это? — подошла Ирина к Максу.
— Сейчас прочитаем.
Он вскрыл конверт и достал лист, написанный от руки: «Мы уезжаем на три дня к океану и просим зайти к нам в номер завтра в 23 часа, так как будут звонить из Москвы, сказать им, что все хорошо, что мы сами им перезвоним, по приезду. Спасибо! Сергей и Андрей».
— Голубочки — к океану! — улыбаясь, сказала Ирина. Макс тоже улыбнулся, но внутри у него, было натянуто и не по себе. Ирина была уже на третьем месяце, они только перед отъездом узнали, он не стал ее тревожить и омрачать. Если бы не это обстоятельство он, скорее всего, парировал бы ей типа: «Не твое дело и не лезь!»
— Перестань, — мягко сказал он, обнял жену, направился в комнату вместе с ней.
— Надеюсь, ты у меня не гей? — опять с иронией спросила Ира.
— Это поменяло бы наши отношения? — Сам, не ожидая такого ответа, сказал Макс.
— Ты что? — нахмурилась Ира.
— А ничего, — не стерпел Макс и немного обиженным голосом продолжил, — разве это от человека зависит, какая у него ориентация? Ты же взрослая и образованная женщина, понимаешь, что ни Медведь, ни Сергей не отличаются плохими качествами воспитания. Ни тот, ни другой даже не курят! Уже не говорю, что они наверно никогда не нюхали и не пробовали каких-либо наркотиков и распутной их жизнь не назовешь. Подумаешь ходят в кино или в театр, — вспомнил ночные размышления, Макс, — в тренажерные залы их ни кто не гоняет! Да ты посмотри на них внимательно! Даже если кто-то из них гей, то, что в этом плохого?
— Да то, что это противоестественно! — Выпалила Ирина, которая все это время не могла вставить даже слово, в то время когда не говорил, а просто стрелял словами Макс. — Так, давай завтракать, еще не хватала нам ссориться из-за чужой жизни! Они взрослые люди и пускай живут, как знают.
— Да пойдем, — еле-еле сказала Ирина. Они молча ели и ни кто не собирался нарушать эту тишину. Макс, почему-то думал о прислуге. Он не мог отогнать эту мысль. Вовсе не думал, что он может с ним взять и заняться сексом, однако внешний вид просто шокировал Макса. Ирина пила кофе и думала, что надо бы написать письмо домой, Вера просила ее навестить здесь в Америке в их городе знакомую. Макс посмотрел на Ирину, протянув руку, погладил ее нежно по головке. Она была маленькая и хрупкая, однако, всегда бойкой и в тоже время справедливой. «Почему же она накинулась на Сергея и Андрея?» — этот вопрос не давал покоя Максу, вдруг его осенило. «А не ревнует ли она его к Сергею или Андрею?» Он даже поперхнулся.
— Ты…, — он хотел спросить ее об этом, но остановился, а, что если это на подсознании.
— Что?
— Нет ничего, я хотел сказать, что ты должна теплее одеться, так как вечером может быть прохладно, если мы гулять, намерены допоздна.
— Да, допоздна, а звонок, ты забыл? — Немного обиженно произнесла Ира и встала из-за стола.
— Всякое бывает, мы тоже можем уехать и их попросить что-нибудь! — с улыбкой сказал Макс. Ревность — это основное, что сидело в Ирине, когда она раздражалась по отношению к Сергею и Андрею, инстинктивно от рождающихся чувств материнства. Он понимал, она сама не подозревает все это. Себя он умеет вести, чтобы маленькое создание, которое скоро, он очень ждал этого момента, родит ему сына или дочь, не волновалась и была радостной. Позавтракав, они пошли гулять.
17 июня 2001 г.

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

error: Content is protected !!